Жертва или Автор

Ни советов ни рекомендаций здесь не будет, не будет выводов или подробных объяснений причин. Это простое описание наблюдений, в первую очередь за собой, но и за теми с кем я встречаясь взаимодействую как в профессиональном контексте, так и в повседневном. Наблюдения собирательные в виде образов и метафор.

Героев два: первый – Жертва, второй – Автор.  Так уж вышло, что слово Жертва – женского рода, а Автор – мужского. Сексизма с моей стороны здесь нет. Женщин я люблю и отношусь с любовью, трепетом и заботой в той степени, что раскрыта и знакома мне. По поводу полов жертвы и автора, скажу что всё, что вы прочтёте ниже, и в чём, возможно, частично или целиком встретите себя – всё это в абсолютно равной степени относится как ко многим мужчинам, так и ко многим женщинам. Дело совсем не в половых различиях. Дело только в тех условных базовых психологических программах, которыми функционирует человек. Одни программы при этом несут страдание, боль, серьёзность, тяжесть, манипулятивную обусловленность, а другие радость, лёгкость, благодарность и любовь. Но об этом чуть дальше.

А теперь поставим наших героев в разные контексты-обстоятельства и посмотрим на вселенную вместе через их призмы – иллюминатор Жертвы и открытый кадиллак Автора.

Умение пребывать в нежелательном, неблагоприятном Жертва Всегда ищет причину во вне, на взгляд жертвы причина всегда во вне, где-то снаружи: в родителях, муже, работе, детях, сложном детстве, недугах со здоровьем. Причина и источник любой нежелательной ситуации для жертвы всегда где-то снаружи: где угодно, но не в себе. Не находя причину снаружи, жертва акцентируется на поиске, до тех пор пока не сумеет логически прийти к умозаключению, что виноват кто-то или что-то – кто угодно, господь бог, путин, масоны или несправедливый социум.

Жертва или Автор

Жертва или Автор

Зачастую умозаключения довольно абсурдные, и поверить в них самому оказывается не просто, поэтому жертва активно ищет согласия и поддержки своим взглядам снаружи, среди друзей и знакомых, ищет тех кто готов поддакнуть, пожалеть и поддержать жертву в таком уютном и хорошо знакомом жертвенническом взгляде. В страхе неблагоприятного, жертва вынуждена активно контролировать жизнь и происходящее. Жертве свойственно серьёзное отношение к событиям, нежели игривое. Пессимизм и грусть, нежели весёлость. Раздражительность и агрессия, нежели теплота и радость. Конечно не всегда, но порой, зачастую.

Автор Встречая нежелательное, умеет смотреть на себя как на причину, как на исток происходящего. Умея смотреть на себя как на причину, умеет замечать и признавать собственную нечувствительность и ошибки. Признав собственную нечувствительность, открывает возможность для чувствительности и подобные грабли впредь не встречает. А если встречает, учится даже в нежелательном обнаруживать красоту и радость. И оказывается – такое возможно.

Встречая долгожданное, желанное Жертва Встречая радость, встречая похвалу, любовь, порядочность, уважение, заботу окружающих людей, осознанно или нет, но жертва склонна приписывать заслуги происходящего всегда себе: своему уму, красоте, мудрости, навыкам, заслугам, телу. «Это я такая красивая, поэтому меня любят». «Это я такой умный, поэтому у меня так много хороших друзей». «Это я такой мудрый, поэтому сын у меня учится на пятёрки, ведь гены – мои». Порой у жертвы встречается зеркальное поведение: жертва может бояться и отталкивать любую заботу или похвалу, нарочито отрицать свои заслуги. Но суть такого отрицания та же – сильная, страстная к ним привязанность.

Жертва или Автор

Жертва или Автор

Автор Благодарит за чудо, за возможность встречи с подобным. Умеет видеть красоту и глубину того кто испытывает к нему радость, любовь, заботу: тот кто испытывает любовь – дело всегда в нём, это он такой, что ему доступно это испытывать. Автор разучился приписывать заслуги себе в каком бы то ни было контексте, но здесь это не ложная скромность. Успехам тех кто рядом умеет радоваться на столько же на сколько и своим: не видит границы между радостью за себя и за близкого.

Встречая ошибки, Жертва Пеняет на кого угодно вокруг, причины неудач умеет умело сваливать на окружение. Жертва не готова открыто признавать свою ошибку. Поэтому навостряется миллионом и одним методом, как объяснить свою непричастность или невиновность. Жертва – лучший адвокат. Ошибок боится и тщательно избегает. Из-за этого испытывает перманентный страх и тревогу, зачастую того не осознавая. В заметании следов жертва достигла совершенства и в состоянии убедить не только окружающих, но и порой саму себя, перевернув простые жизненные факты буквально наизнанку и умудрившись в них уверовать, лишь бы нивелировать собственные косяки.

Жертва или Автор

Жертва или Автор

Автор Видит ошибки неизбежной частью жизни. Падая, автор умеет подниматься, не оглядываясь на прошлое. И даже если поднявшись, автору больно и нелегко сделать следующий шаг – если в шаге есть жизненная необходимость, ничто во вселенной автора остановить не сможет. Автор умеет деликатно лавировать в меняющихся обстоятельствах, изменять стратегию, планы, бросать то что казалось разумным и неоспоримым буквально мгновение назад, автор остаётся текучим как вода. Будучи буквально встроенным в саму жизнь, чувствуя жизнь глубоко, автор умудряется радоваться даже ошибкам, извлекая из них непосредственный опыт.

Встречая незапланированное, Жертва Паникует. Склонна закрываться, буквально как страус – головой в песок. Прерывает любую деятельность и окукливается как спора, замирает, столбенеет. Может начать суетиться, выплёскивая суету наружу в виде активных назидательных команд, советов – усиливает контроль за всем что происходит снаружи до доступного жертве предела. Происходящее не осознаётся. Как только градус незапланированности падает, до привычно комфортного – жертва может опомниться и заметить, что какое-то время буквально пребывала как во сне. Незапланированное избегается. Это связано со страхом ошибок и страхом потери ощущения контроля, безопасности. Жертва предпочитает закрываться, обосабливаться, прерывать и избегать любых контактов – лишь бы сохранить статус-кво – статус жертвы.

Автор Планам предпочитает их отсутствие, но и не избегает планирования, если в этом есть потребность. В отсутствии планов ощущает себя как рыба в воде. Автор явно видит всю иллюзорность и тяжесть контроля; сопротивлению предпочитая любопытство, игру, лёгкость. Умеет быть легко в самых острых ситуациях и меняющихся обстоятельствах, отчего жизнь отвечает автору тем же – лёгкостью. И ситуации вместе с обстоятельствами могут разрешаться буквально волшебным никак неописуемым словами или логикой способом.

Намечая и воплощая намеченное, Жертва Активно планирует, скрупулёзно продумывая мельчайшие детали. Жертва склонна в первую очередь тратить время на продумывание самого незначительного и маловажного, к самому острому и ценному переходит в последнюю очередь, зачастую уже в собственными руками сконструированном состоянии усталости, упадка сил, запросто может довести себя до апатии так и не сделав первого шага.

Жертва или Автор

Жертва или Автор

Жертва склонна спешить, и активно стремиться к цели. Спешка ведёт к ошибкам, и порой к потере удовлетворения от процесса. Умеет прятаться от насущных задач за рассеянностью, упадком сил, леностью. Жертва склонна зацикливаться, сталкиваясь с сиюминутным тупиком, а тупиков случается очень много, как раз от того, что жертва не умеет отсеивать зёрна от плевел, центр от периферии. Занимаясь незначительным, жертва автоматически не видит в этом смысла, не видит отдачи, поскольку вместо того чтобы вкладывать ресурс в самое острое, необходимое и ценное на данный момент – ресурс сливается в незначительные мелочи. В целом жертва редко ощущает удовлетворённость от почти любых повседневных занятий. И не с проста: когда центр не обнаружен, сложно ощущать удовлетворение. Жертва не умеет себя чувствовать и, соответственно, не умеет вовремя сделать паузу для отдыха, отчего в определённый момент в деятельности пропадает всякое содержание, она происходит в холостую.

Жертва не умеет оставлять намеченное, даже если это потеряло актуальность, оставив дело, жертва испытывает вину и угрызения совести. «Все дела нужно завершать, а если не завершаешь, то лучше и не браться» – подобный лозунг как нельзя лучше характеризует взгляд жертвы.

Автор научился не спешить. Какие бы острые и насущные дела не реализовывались, автор умеет оставаться в покое. Порой и с автором случается спешка, но автор умеет вовремя остановиться и позволить спешке утихнуть, а затем позволить себе не спеша вернуться к задуманному, если это всё ещё актуально. Не боится бросать задуманное, если оно потеряло актуальность. Явно видит отсутствие надобности «завершать всё начатое». Самое ценное для автора – это счастье, покой, удовлетворённость, а и то и другое и третье не всегда нуждается в завершении. Автор знает, что задуманное изначально, в процессе может запросто видоизмениться вплоть до неузнаваемых черт, но автора это не смущает: если есть радость, а радость у автора есть – то всё в радость.

Жертва Склонна купаться в мечтах и воспоминаниях, и в зависимости от настроения либо многократно усиливая негативные воспоминания, либо преувеличивая значимость позитивного, либо отрицая, либо принижая значимость, либо пытаясь что-то забыть – будто этого и не было. Суть жертвы в воспоминаниях – усиливать. Воспоминания для жертвы зачастую выглядят гораздо интересней и радужней текущей реальности. От жертвы вы можете часто услышать фразы начинающиеся с «вот раньше …» или сетования вроде «вот в прошлом году такой слякоти не было». Жертва предпочитает жаловаться, купаться в недоступном, избегая доступного. Помимо усиления, суть воспоминаний жертвы – избегать, жаловаться, жалеть, или обвинять, и оставаться в мыслях правой. Жертва может часами разрисовывать «в голове» диалоги, в которых доказывает свою правоту и непогрешимость, умело и чётко указывая оппоненту на промахи, дожидаясь капитуляции оппонента в виде извинений и признания его ошибок.

Жертва или Автор

Жертва или Автор

Так же жертва можно жалеть о не сделанном вовремя шаге, проигрывая в тысячный раз одну и ту же историю, или жалеть себя, пеняя на маму, папу, дурака — первого мужа, который «украл» лучшие годы. Воспоминания для жертвы в основном ярко полюсные: либо чёрное, либо белое; либо точно хорошо, либо точно плохо.

Автор  не нуждается в воспоминаниях, но воспоминания с автором могут случаться. Для автора жизнь на порядок интересней, ярче и заманчивей суррогата былых образов. Прожитого для автора как бы и нет, но есть настоящее, которое — каким бы ни было — всегда берёт пальму первенства у былого.

Жертва Любит мечтать. Предпочитает выдуманную реальность текущей, доступной сейчас. Там всё гораздо красивее, интересней, радужней, милей, разумней, справедливей – так выглядит жизнь если смотреть взглядом жертвы. Мечта для жертвы как спасительная таблетка от суровости и несправедливости окружающей действительности – место где можно согреться, успокоиться, побыть тихо, мирно с самим собой. Вместо мечт, жертва может активно убегать в планы или размышления «ах, вот если бы …, то я бы …» «если бы он был таким и таким …, то вот тогда бы … я бы …»

Автор Предпочитает текущую реальность какой бы она ни была: сложной или простой, удачно складывающейся или в данный момент не столь, автор готов оставаться здесь, целиком в этом и встречать здесь всё то что есть. Но встречать не инертно, не отсиживаясь в безопасном окопе, а встречать целиком, проживая всё что происходит. Убегать от жизни автор разучился, автору интересней всего встречаться со всем тем что жизнь преподносит, смело, искренне, игриво.  

В молитве Жертва Просит. Контекст просьб может быть очень разным, от мира на Земле, справедливости, благ, изменения ситуации к лучшему, устранения бед, болезней, до удовлетворения желаний, но сути это не меняет. Суть жертвы в молитве – просить. Если с Автором случается молитва, Автор Благодарит. Для другого молитва с автором случиться не может.

В отношениях Жертва Привыкла нуждаться во внимании, любви, заботе. Напрямую, без требований, ожиданий и претензий, об этом Жертва говорить не умеет и не хочет, ведь это бы сделало из Жертвы мгновенно Автора. Любые отношения воспринимаются через призму долга и обязанностей. Озвучивать свои потребности не умеет, предпочитая уютное болото манипуляций. Если Жертва манипулировать не научилась, то в отношениях Жертва обычно занимает пассивную, безвольную, равнодушную позицию. Но чаще Жертва как раз умеет манипулировать, при чём очень хорошо, до тех пор пока не встречает Автора. А Автора Жертва встречает редко, чаще Жертва встречает Жертву, и в таком взаимном симбиозе, который скорее похож на взаимный паразитизм, жертвы в основном и существуют: требуя, предъявляя претензии, затаив и продолжая чутко копить взаимные неудовлетворённости, недосказанности и обиды. Зачастую жертва всегда оставляет за пазухой парочку или хотя бы один отступной вариант, на случай если вдруг чего, ну мало ли чего… Таким образом так никогда целиком не оставшись в том что есть, не окунувшись в это с головой, ну и не прожив, не прочувствовав, так и не насладившись.

Жертва в самый острый момент, испугавшись, запросто убежит, убежит от острых вопросов которые требуют смелости и решимости открываться, взаимодействовать и искать возможности вдвоём. Предельной честности и искренности Жертва боится, потому что это автоматически потребует раскрывать собственное лукавство, а у того кто умеет взаимодействовать через манипуляции, поверьте, этого достаточно. Жертва запросто теряется среди идей, не умея отличать где идея, а где реальность, Жертва запросто бежит за звоном бубенца в соседнем дворе, в то время как в собственном шкафу лежит пара ящиков тех самых бубенцов. Жертве всегда мало, чего-то не хватает, что-то не то, даже если временами и то, то не на долго. Жертва умеет и любит замечать изъяны и с радостью однажды начинает делать это с тем кто рядом, о собственных изъянах Жертва при этом конечно же предпочитает умалчивать, прятать и не замечать.

Причина неудовлетворённости в отношениях для Жертвы, как и во всём остальном – всегда снаружи. Автор Разучился убегать. Готов быть со всем тем что происходит, умеет радоваться тому что есть, не нуждаться в чём-то другом, умеет довольствоваться и радоваться глубоко, искренне и целиком даже малому, если сейчас доступно малое. Наивысшую радость испытывает разделяя взаимное бытие с партнёром, умеет насыщаться простым пребыванием рядом, умеет наслаждаться каждым мгновением рядом. Автор разучился винить и обижаться, автор предпочитает делиться и взаимодействовать, предпочитает разрешать любые взаимные шероховатости (а в отношениях если они искренние этого всегда полно) через контакт, через общение и взаимодействие. При этом Автор разучился обвинять, требовать, ждать, предъявлять претензии, но Автор умеет делиться собой, раскрывать себя, и, раскрыв себя, оставаться уязвимым, буквально бескожим. Автор умеет любить и быть благодарным тому что есть, даже несмотря на то, что кто-то рядом этим с радостью может воспользоваться.

Источник: https://psy-practice.com/publications/travmy/zhertva_vs_avtor/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *